Вы здесь: Главная

Подарить надежду на жизнь

Около месяца назад стало известно, что житель Чеченской Республики Яхьяев Малхбек Харонович стал донором клеток костного мозга для пятилетней девочки из Екатеринбурга, что позволило ей избавиться от страшной болезни – лейкоза, или рака крови.

К сожалению, эта болезнь все чаще диагностируется у маленьких детей – только в России ежегодно лейкозом заболевают 5000 детей. Для многих единственным шансом на спасение, когда другие методы лечения уже не действуют, становится трансплантация кроветворных клеток костного мозга от совместимого донора. И в качестве такого донора только в одном случае из четырех подходит кто-то из близких родственников, а оставшимся 75% детей подходящих доноров приходится искать в специальном регистре потенциальных доноров костного мозга, что затягивается порой на долгие месяцы.

   Как же получилось, что простой парень из чеченского села смог спасти маленькую девочку с Урала, что представляет из себя трансплантация клеток костного мозга, не вредит ли она донору – эти и другие вопросы мы попросили осветить специалистов Республиканской станции переливания крови Чеченской Республики.

   – Гемопоэтические стволовые клетки (ГСК) костного мозга – уникальный материал, – рассказывает главный внештатный трансфузиолог ЧР, заслуженный врач ЧР, главный врач ГБУ «Республиканская станция переливания крови» (РСПК) Зура Татаева. –  Они появляются и размножаются в костном мозге каждого человека, начиная с его внутриутробного развития. Но в случае злокачественных болезней крови, тяжелых состояний, вызванных химиотерапией, облучением и т.д., костный мозг утрачивает способность к продуцированию крови и ее элементов, что ведет к гибели организма. Единственным способом спасения жизни в такой ситуации становится пересадка донорских гемопоэтических стволовых клеток. Подбор совместимого донора осуществляется через Регистр доноров ГСК – компьютерной базы данных, в которой хранится информация о потенциальных донорах и их HLA-фенотипе. К сожалению, всего в России протипированных на HLA-совместимость доноров – 80 тысяч, что для 147 млн россиян ничтожно мало (для сравнения – в Германии, где самый большой в мире Регистр доноров ГСК, протипировано 7,5 млн человек). Поэтому реальную помощь у нас получают всего 5% из 3000 нуждающихся в год. Такая ситуация складывается потому, что в России пока нет полноценного регистра доноров, что объясняется рядом причин. Главная причина заключается в том, что для процедуры HLA-типирования требуется использование специального оборудования, дорогого расходного материала, а это возможно только в условиях гематологического научного центра, занимающегося исследованиями заболеваний крови. Таких центров в РФ всего три – в Москве, Санкт-Петербурге и Кирове. Второй, не менее важной причиной является то, что люди, которые могли бы стать потенциальными донорами, или очень мало знают об этой проблеме, или опасаются, что сдача гемопоэтических стволовых клеток может нанести им какой-то вред, скажется негативным образом на их здоровье.

 К счастью, сегодня тема донорства гемопоэтических стволовых клеток в Российской Федерации взята на вооружение и ставится задача перед службой крови по ее развитию, потому что мы – единственная медицинская служба, куда приходят здоровые люди. Ведь потенциальным донором может быть только здоровый человек. Основа этой стратегии развития, в которой медицина должна стать более персонифицированной, – использование высоких технологий в практике здравоохранения, в том числе и в службе крови.

Мы с гордостью можем сказать, что служба крови Чеченской Республики одной из первых в РФ начала работать в этом направлении. Усилиями наших специалистов Национальный регистр доноров стволовых клеток пополнен на 2750 человек. Это достижение явилось итогом сотрудничества Республиканской станции переливания крови ЧР и Федерального государственного бюджетного учреждения науки «Кировский научно-исследовательский институт гематологии и переливания крови Федерального медико-биологического агентства», начало которому было положено в 2013 году. Специалисты из Кирова предложили нам принять участие в научной работе, которую они проводили на Северном Кавказе для изучения генотипов людей из различных регионов России. Мы тогда исследовали кровь у 2750 человек, она была протипирована в Кирове, и данные наших доноров были занесены в Национальный регистр доноров стволовых клеток. И вот по прошествии четырех лет HLA-фенотип нашего земляка оказался полностью идентичен антигенным характеристикам больного ребенка из г.Екатеринбурга. Нам сразу позвонили из Кирова, чтобы мы связались с Малхбеком, поставили его в известность и выяснили, согласен ли он предоставить свои стволовые клетки для лечения ребенка. Ведь только с добровольного согласия донора, которое закрепляется письменно, становится возможным проведение трансплантации ГСК, которому предшествует полное медицинское обследование донора и подготовка его к забору кроветворных клеток.

А как Малхбек отнесся к этой истории, мы спросили у него самого. Герой нашего повествования оказался крепким молодым человеком, скромным, немного смущающимся от излишнего внимания к своей персоне:

    – Я несколько раз сдавал кровь для родных, и в 2014 году специалисты РСПК предложили мне стать потенциальным донором ГСК. Я согласился. В феврале этого года мне позвонили из нашей службы крови, попросили прийти сдать еще раз кровь, чтобы кировские специалисты могли провести более глубокий анализ. В апреле уже из Кирова сообщили, что мои данные полностью подошли, и попросили приехать, чтобы начать подготовку к операции. Я сразу же спросил, поможет ли это ребенку вылечиться, и когда они подтвердили, что, возможно, это единственный путь, то ни минуты не раздумывая, согласился. Я приехал в Киров, где прошел  полное медицинское обследование. Через месяц поехал во второй раз. В течение пяти дней шла специальная подготовка к процедуре заготовки ГСК, которая длилась 5–6 часов. Во время этого процесса кровь забирается из локтевой вены, проходит через специальный аппарат и возвращается обратно в вену. Никаких манипуляций с позвоночником или с другими органами мне не производили. И никаких болезненных ощущений, какого-то дискомфорта, хотя были разные публикации в соцсетях на эту тему, я не испытал.

На вопрос, согласится ли он и в дальнейшем, если понадобится, вновь стать донором, Малхбек ответил утвердительно, сказав только, что такая возможность у него появится только через год.

- Несколько дней назад я звонил в Киров и мне сообщили, что операция прошла удачно, мои стволовые клетки прижились, и ребенок идет на поправку, - сообщил Малхбек с вдохновением.

Наш разговор длился совсем немного, но этого было достаточно, чтобы понять, что Малхбек Яхьяев – скромный парень, всю жизнь проживший в Цоци-Юрте Курчалоевского района, сельский труженик, отец пятерых детей – настоящий герой нашего времени, который, не задумываясь, придет на помощь ближнему, не пройдет мимо беды, несправедливости, для которого важнее поступки, а не слова. И таких людей, я убеждена, не так мало среди нас, надо только вглядеться в них.

Т. Асаева

Оцените материал
(0 голосов)