Последние новости

26.05.2017
Горячие новости
Чеченскую республику посетила Ольга Голодец...
Чеченскую Республику посетила делегация во главе с вице-премьером Правительства Российской Федераци...
16.05.2017
Горячие новости
Э.Сулейманов: Работа по совершенствованию системы здравоохра...
В системе здравоохранения Чеченской Республики  происходят значительные изменения. Это касаетс...
15.05.2017
Горячие новости
В Чеченской Республике стартовала акция "СТОП, ВИЧ/СПИД!"...
Сегодня в Чеченской Республике стартовала межведомственная акция "СТОП, ВИЧ/СПИД!", приуроченная ко...
15.05.2017
Горячие новости
Министр Вероника Скворцова приняла участие в открытии третье...
Организаторами акции выступают Фонд социально-культурных инициатив и Министерство здравоохранения Р...
10.05.2017
Горячие новости
Сотрудничество с Институтом перинатологии и педиатрии МЗ РФ...
Главный внештатный специалист неонатолог Министерства здравоохранения РФ, научный руководитель Феде...
Все новости

Поиск по сайту

АРХИВ НОВОСТЕЙ

« 27 Май 2017 »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031       
 
Анатомия проблемы ДЦППечать
17 февраля 2010
Медицинский вестник Чеченской Республики, научно-просветительская газета #0
В последнее время в местной, да и не только, печати, на телеканалах, в сети Интернета появляются сообщения и даже серьезные статьи о китайских врачах в Чечне, о масштабной проблеме детского церебрального паралича (ДЦП) в республике. Этот вопрос обсуждался и на научно-практической конференции неврологов, состоявшейся в Грозном, при участии многих ведущих ученых страны. Редакция «МВ ЧР» посчитала необходимым обратиться на медицинский факультет ЧГУ к заведующим профильными кафедрами с просьбой разъяснить читателям некоторые проблемные вопросы ДЦП. Т.З. Ахмадов, к.м.н., профессор – невролог, завкафедрой неврологии с психиатрией:

- Сообщения об успешном лечении ДЦП в последнее время появляются все чаще, оживляя надежды в семьях, где есть больные дети. В нашей республике, по данным Минздрава, на начало 2009 года было 800 больных ДЦП, а к концу года их стало уже 2000.
В России свыше 100 центров по лечению этого тяжелейшего заболевания, не говоря уже о различных неврологических клиниках, где всюду идет научный поиск в решении данной сложнейшей проблемы. Среди них – известная клиника профессора К.А. Семеновой в Москве, клиника ДЦП Института детской ортопедии им. Г.И. Турнера в Санкт-Петербурге, а в ЮФО – Астраханский социально-реабилитационный центр по лечению ДЦП. Кроме того, в Москве десятки китайских центров и клиник, в т. ч. и ООО «Клиника китайской медицины доктора Нестеровой».

Вопрос лечения, вернее, реабилитации больных ДЦП, архисложный. Надо предостерегать от иллюзий, будто можно поставить на ноги любого больного ДЦП. Здесь важен комплексный, мультидисциплинарный, «бригадный» подход к вопросам реабилитации. В возрасте 1-3 лет основной задачей лечебно-педагогической работы является: развитие предметно-манипулятивной деятельности, сенсорных функций, речевого общения с окружающими, начальных форм социального поведения и самостоятельности. Также – вертикализация больного и обучение нормальной ходьбе. В принципе используется консервативное лечение в раннем возрасте и хирургическое (ортопедическое) лечение в старшем возрасте. И это единый, доказавший свою эффективность, принцип подхода к проблеме ДЦП. Важно помнить, что лечение и реабилитация больных ДЦП – это длительный, непрерывный процесс, требующий терпения и усилий самого больного, родителей и врачей. И, естественно, проблематично, на наш взгляд, в течение одного месяца лечения получить 90% «позитивных» результатов, как было доложено на конференции неврологов. Конечно, если это так, то Нобелевская премия обеспечена точно, как выразился на конференции неврологов один из ведущих московских профессоров.

Для хирургического лечения есть давно разработанные, эффективные «фирменные» операции, запатентованные еще в СССР. И для этого не надо ехать в Москву или Санкт-Петербург, таким больным ДЦП, нуждающимся в хирургическом лечении, с успехом эти операции могут быть выполнены и в Чечне.

Теперь, что касается китайской медицины. Пятитысячелетней историей она доказала свою эффективность. Здесь и сомнений нет. Состоятельные россияне давно лечат своих детей, больных ДЦП, в Нанхайской клинике матери и ребенка, Шанхае, Тайюане, Циндао и прочих местах. Правда, эффективность зависит от профессионализма врачей традиционной китайской медицины. Как пишет один респондент, «…сами китайцы говорят, что больших профессионалов в традиционной китайской медицине активно приглашают на работу в США и Западную Европу, поэтому все толковые уехали на заработки». Наши соседи – больные ДЦП из Дагестана – лечатся группами в китайской провинции Шаньси в течение двух месяцев непрерывно – с пяти утра до восьми часов вечера. Группу детей на лечение отбирала автор методики доктор Гуо Синь Джи: из 450 осмотренных она выбрала 260 детей в возрасте до 7 лет, имеющих шансы на выздоровление. По сообщениям СМИ, в самом Китае 46% больных детей ДЦП практически излечивается, но на ранних стадиях заболевания.

Традиционная китайская медицина (иглы, прижигание, травы, массаж, гимнастика) – средство насколько сильное, настолько и опасное. Непрофессиональное лечение может нанести существенное ухудшение состоянию ребенка. Эффект лечебный зависит и от возраста больного. По мнению специалистов, после 3-4 лет практически сложно восстановить нарушенные функции, здесь речь идет больше о социальной реабилитации.

Что касается иглотерапии, то ее важно проводить именно в ранние сроки, пока не сформировался патологический двигательный стереотип. В последнее время проводят и курс иглоукалывания в область языка (языкоукалывание). Не рекомендуется сочетать иглотерапию с водными процедурами и электропроцедурами. Сами врачи китайской традиционной медицины считают, что при ДЦП акупунктура Востока должна сочетаться с нейрореабилитацией Запада. Однако даже китайская традиционная медицина не является панацеей от всех недугов. Методы лечения и средства традиционной китайской медицины, применяемые в России, должны быть в соответствии с Законодательством о здравоохранении сертифицированы, а деятельность специалистов лицензирована.

Нельзя не сказать и о разработанном в 1991-1994 годах методе восстановительного лечения больных ДЦП, основанном на использовании лечебного костюма «Адели». Устройство костюма «Адели» разработано на базе достижений космической медицины. Вышеуказанная методика запатентована в РФ и во многих других странах. Российскими специалистами обучение вертикализации и ходьбе с помощью таких костюмов проводится и в самом Китае.

Определенный эффект получен в последние годы и при трансплантационной клеточной терапии ДЦП. В экспериментальных и клинических условиях (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск) убедительно показано, что стволовые клетки способны стимулировать регенерацию нервной ткани и, тем самым, способствовать функциональному восстановлению поврежденного мозга. Кстати, этот метод применяется и в Китае, не говоря о Европе и США.
Однако изложить в небольшой газетной статье все методы и способы лечения, а их более 50, весьма сложно. Среди них есть и экзотические (иппотерапия, дельфинотерапия, сенсоротерапия, хореография и пр.), и даже чисто коммерческие методы.
Заинтересованного данной проблемой читателя мы можем отослать к следующим работам: Семеновой К.А. «Восстановительное лечение детей с перинатальным поражением нервной системы и с детским церебральным параличом» (М.: Закон и Порядок, 2007-616с.), Вэйсинь У. «Секреты цигунтерапии» (СПб.: Издательский Дом «Нева», 2000-228с.), Умханова Х.А. «Ортопедо-хирургическое лечение детей с церебральными параличами» (Нальчик, 2005–231с.), «Атлас некоторых ортопедо-хирургических вмешательств, 2-е изд.» (Назрань, 2009–80с.), в т.ч. и к руководствам по иглорефлексотерапии ведущих специалистов России и Китая.

Х.А. Умханов, д.м.н., профессор – ортопед, завкафедрой ортопедии –травматологии:

- Много лет назад, сразу после защиты кандидатской диссертации, меня вызвал к себе директор Ленинградского НИИ детской ортопедии им. Г.И. Турнера и сказал: «Нашему институту поручена на разработку проблема ДЦП, она очень сложная и трудоемкая, ты мог бы ею заняться… может она и в докторскую выльется». Мой ответ был незамедлительным и категоричным: «Петр Яковлевич, даже если б за якобы большие достижения в этой области в будущем Вы уже сегодня мне готовы были вручить Нобелевскую премию и то я не польстился бы на эту патологию. Она мне неинтересна как хирургу, пусть ею занимаются невропатологи, психиатры, физиотерапевты и другие врачи консервативного профиля». Шеф недовольно измерил меня взглядом и раздраженно заметил: «Именно как хирурга я прошу тебя. А эти консерваторы уже сколько лет паразитируют на этой проблеме и … никакого толка. Я тебя прошу не отказываться, попытайся разобраться, полгода, год тебе хватит, чтобы освоиться с этой патологией, а там мы вернемся к этому разговору».

В общем, через 12 лет я подал к защите докторскую диссертацию, а еще через 20 лет опубликовал монографию по данной теме. Это вступление обусловлено не скрытыми или явными амбициями, а желанием убедить читателя, что автор настоящих строк имеет основание рассуждать или даже анатомировать проблему ДЦП.

Нет ни одного другого раздела медицины, который привлекал бы внимание такого количества ученых и специалистов (невропатологов, нейрохирургов, ортопедов, протезистов, физиотерапевтов, массажистов, инструкторов ЛФК, психологов, логопедов и т.д. ). Я уже не говорю о знахарях, экстрасенсах (Чумаке и Кашпировском и др.) и попросту шарлатанах, которые умело манипулировали сознанием родителей и родственников, ослепленных надеждой на излечение любимого чада, делая на этом свой бизнес.

ДЦП – это повреждение структур головного мозга в период закладки, развития или рождения плода. Причем, чем раньше воздействовали патологические факторы на мозг, тем тяжелее их следствия. Перечисление всех возможных причин заняло бы не одну страницу, но в этом, по-видимому, нет необходимости, ибо в литературе они подробно освещены и нашего приоритета в этом нет.

Отмечу только, что в отличие от данных Х.Я. Умаровой с соавт. (см. статью в материалах конференции «Цереброваскулярные заболевания в условиях длительной чрезвычайной ситуации», Грозный 2009г., с.174), которые нашли, что «у детей из обеспеченных семей ДЦП наблюдали реже, чем у детей из семей с низким или средним доходом», в нашем материале (около 1000 больных) ДЦП чаще отмечался в семьях более обеспеченных, пользующихся всеми благами цивилизации. Например, в СССР частота ДЦП колебалась от 0,5 на 1000 населения в 1962г, до 2,5 в 1984г., тогда как в Европе от 2-3 до 8, в США – 5, причем наибольшие показатели давали Франция (8) и Швейцария (6). Многие авторы объясняли это издержками цивилизации (меньшее физическое развитие, злоупотребление лекарствами, противозачаточными средствами, алкоголизм, табакокурение и т.д.).

Как бы то ни было, не только у врачей, но даже и у простых людей, диагноз ДЦП особых затруднений не вызывает. Сложным является установление не только конкретной причины возникшего пареза или паралича, но и локализации ущербного очага мозга, его объема, степени взаимоотягощения патологии в случае разрушения различных отделов (передних центральных извилин, подкорковых ядер, ответственных за координированные движения, коры мозга, структур мозжечка и т.д.). Так как среди множества проявлений этого заболевания очевидным и нежелательным является нарушение именно двигательной активности, то и последующее лечение сводится большей частью к устранению этого симптомокомплекса. Любой родитель как-то способен мириться со слюнотечением, косоглазием, даже умственной отсталостью, особенностями психических реакций, но только не с отсутствием способности ребенка хотя бы как-то передвигаться самостоятельно. Отсюда и споры относительно доли участия в лечении ДЦП различных специалистов, в меру своих профессиональных возможностей и интересов тянущих «одеяло на себя».

До недавнего времени львиную долю лечебных мер занимали консервативные (медикаментозная терапия, улучшающая обмен веществ в нервной ткани, стимулирующая ее восстановление и развитие, массаж, ЛФК, физиотерапия, иглоукалывание, адаптивное биорегулирование и т. д.). Ортопедо-хирургическим вмешательствам при данной патологии отводилась вспомогательная, паллиативная роль. Однако на большом клиническом материале мы обнаружили, что в результате адекватного хирургического воздействия на пораженные спастическим параличом мышцы происходит не только снижение тонуса в них, но и в других пораженных мышцах, причем сразу и в более выраженной степени, чем это достигалось длительным применением вышеуказанных консервативных усилий. Более того, происходило переключение управления пораженной мышцы на другие сохранные структуры головного мозга. Все это доказательно изложено в нашей монографии и интересующихся проблемой ДЦП отсылаем к ней.

Теперь как нужно, по нашему мнению, вести больного ДЦП. Прежде всего, с момента установления диагноза он должен находиться под обязательным наблюдением не менее двух специалистов – детского невролога и ортопеда. Первый подбирает индивидуальную медикаментозную терапию, а второй проводит профилактику контрактур любыми известными способами и стимуляцию мозговых структур (разумеется, сохранных), ответственных за произвольные движения и равновесия путем регулярного выполнения лечебной гимнастики в пораженных конечностях и туловище. Конечно, если степень повреждения мозга слишком высока, то эффект от этого лечения может быть мизерным или вообще отсутствовать. Однако заранее это сказать (даже при современных диагностических возможностях) вряд ли кто-нибудь отважится и поэтому в расчете на прогрессирующее развитие сохранных отделов мозга и возможность компенсирования ими утраченных структур необходимо упорно лечить больного: вначале (до 3-х лет) преимущественно консервативными, а затем (разумеется, при наличии обоснованных показаний) оперативными методами.

В заключение хочется пожелать истинных и ощутимых успехов всем коллегам (да и родителям, доля и роль которых в этом процессе очень велика) в преодолении этой сложной медико–социальной проблемы.

ОТ РЕДАКЦИИ:
К дорогостоящему проекту лечения и реабилитации детей с ДЦП в Чечне традиционной китайской медициной, который взял под свой патронат Президент ЧР Рамзан Ахматович Кадыров, должно быть особое внимание и бережное отношение. Здесь не нужно делать скоропалительных выводов, создавать вокруг проекта нездоровый ажиотаж. Это тяжелая проблема для родителей, для общества, для медицинских работников.
Все мы знаем о трепетном, душевном отношении нашего Президента к детям, особенно к больным этим недугом. Тому множество примеров. Недавно он сказал, что выздоровление даже одного ребенка - это уже успех. И Президент, и мы хотим, чтобы все наши дети были здоровы. Для этого надо отбирать лучшие средства и методы лечения и профилактики, вводить в практику современные, высокотехнологичные методики восстановления здоровья. И заниматься этим должны компетентные, грамотные специалисты, одного диплома врача для этого мало.

© 2013 «Медицинский вестник ЧР», научно-просветительская газета.
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
При использовании материалов сайта, гиперссылка на «Медицинский вестник ЧР» обязательна.

Создание сайта ООО "ПИАР-экспресс"